Bricks

В дополнение к круглому шрифту можно еще использовать квадратный:
brickfont

О. Он может быть заглавными буквами для строчных круглых.

А так его придумать намного проще. Основной элемент намного проще.

Текст более читаемый, но все равно буквы ‹И›, ‹Щ› — страшненькие.
brickfont-pangramma

Реклама
Опубликовано в Typography. Метки: . 1 Comment »

Варяг

Наверх, вы, товарищи, все по местам,

Последний парад наступает.
Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»,
Пощады никто не желает!

Все вымпелы вьются и цепи гремят,
Наверх якоря поднимая,
Готовятся к бою орудия в ряд,
На солнце зловеще сверкая!

И с пристани верной мы в битву идём,
Навстречу грозящей нам смерти,
За Родину в море открытом умрём,
Где ждут желтолицые черти!

Свистит и гремит, и грохочет кругом.
Гром пушек, шипенье снарядов,
И стал наш бесстрашный и гордый «Варяг»
Подобен кромешному аду.

В предсмертных мученьях трепещут тела,
Гром пушек, и шум, и стенанья,
И судно охвачено морем огня,
Настали минуты прощанья.

Прощайте, товарищи! С Богом, ура!
Кипящее море под нами!
Не думали, братцы, мы с вами вчера,
Что нынче умрём под волнами.

Не скажут ни камень, ни крест, где легли
Во славу мы Русского флага,
Лишь волны морские прославят одни
Геройскую гибель «Варяга»!

Нет сил не упомянуть геройский подвиг «Варяга». Мойте руки чище — мы прикасаемся к легенде.

Крейсер «Варяг», филадельфийской постройки корабль, купленный у США, стоял в гавани Чемульпо вместе с канонерской лодкой «Кореец». Заметьте: в преддверии войны, с учетом работы штабов и разведок — никаких конкретных планов и предупреждений моряки не имели.

К внешнему рейду приблизилась японская эскадра и сообщила семафором и беспроволочным телеграфом, что поскольку началась война, японцы требуют русские корабли сдать им. Команда может убираться куда угодно, в противном случае русские корабли будут обстреляны и утоплены. Но поскольку Чемульпо — нейтральный порт, и в нем много кораблей других стран, и японцы не хотят их повредить, то стрельбы они не хотят. И вот вам даже несколько часов на размышление. Мы понимаем, что моряки — люди чести, вы можете пока снестись со своим командованием.

Каперанг Руднев, командир крейсера, забил телеграммы в петербургское Адмиралтейство. Доложите обстановку. Доложил обстановку. Что думаете предпринять? Согласно полученному приказу. А сами? А сам жду приказа! Вашего! Возможен ли прорыв в Порт-Артур к нашим основным силам? Да вы что: эскадра блокирует выход! Приказать сдаться мы вам не можем. А что делать???!!! Попытайтесь прорваться, действуйте по обстановке, честь русского флага держите на высоте. Не сомневаемся в вашем мужестве и командирской зрелости. (А чтоб вы все сдохли!!)

На «Варяг» направляется начальство порта и капитаны стоящих в нем судов — немцы, французы, англичане: господин капитан первого ранга, японцы угрожают бомбардировать порт в случае укрытия в нем кораблей враждебного государства, то есть ваших. Решайтесь, пожалуйста, на что-нибудь.

Руднев мучится и тянет время. Адмиралтейство мычит и молчит.

Господин капитан первого ранга, неблагородно прикрываться мирными нейтральными судами от врага! Это будет позор на весь мир!

Руднев плюет, играет снятие с якорей и боевую тревогу, выходит из порта и поднимает боевой вымпел. Удивленные японцы оттягиваются назад, чтоб перелетом не задеть порт. На семафор сдаться «Варяг» дает полный ход на норд-норд-ост в сторону Порт-Артура. Эскадра дает залп, «Варяг» и «Кореец» отвечают. Пристрелка, накрытие, японские разрывы на «Варяге». Полным ходом русские разворачиваются и возвращаются в гавань. Японцы прекращают огонь и следом не гонятся.

Из семисот человек команды на «Варяге» — тридцать семь убитых в результате японских попаданий. Итог: вступили в бой с превосходящими силами противника, есть повреждения и потери, попытка прорыва не удалась, вынуждены вернуться в порт, честь сохранена.

Адмиралтейство всё предписывает действовать по обстановке.

Портовые власти и капитаны гражданских судов негодуют. Не хотят подвергаться опасности, к которой непричастны.

Японцы предупреждают, что вынуждены будут принять меры. И требуют от порта, коли он нейтрален, не укрывать военные корабли воюющей стороны.

Русское правительство велит избегать международного конфликта и блюсти престиж России.

Руднев принимает решение и ответственность на себя, что и требовалось начальству, и отдает приказ. Экипажи с личными вещами, судовыми документами и кассой сходят на берег. Подрывные команды устанавливают на днища подрывные заряды и открывают кингстоны, после чего гребут к берегу.

На ровном киле корабли садятся на грунт — на неглубоководье внутреннего рейда. (Вскоре японцы откачают воду и поднимут их, введя в строй своего императорского флота. Под именем крейсера «Сойя» бывший «Варяг» будет ходить под флагом восходящего солнца вплоть до 1916 года. Потом Япония передаст его уже союзной России, и «Варяг» погонят в ремонт и переоборудование в Англию, и по дороге он утонет уже окончательно.)

Итак, Руднев показал себя грамотно мыслящим командиром: заведомо бессмысленная и неудачная попытка прорыва была лишь обозначена, бой обозначен, потери обозначены! Отступление в надежде спасти корабли и людей оправдано! Затопление перед угрозой захвата кораблей врагом или урона престижа России вследствие обстрела японцами нейтрального порта — такое затопление выглядело мужественным решением. И Адмиралтейство ни в чем не виновато. И миру продемонстрировали храбрость и благородство.

Затонуть в бою на морской глубине — это, конечно, совсем благородно: не дать врагу захватить свои корабли и погибнуть с честью, не спустив флаг. Но это слишком уж.

А затопиться в гавани сразу — как-то не храбро, не боевито.

А тридцать семь убитых из семисот экипажа: и потери ерундовые, и к чести России их гибель.

Руднев правильно понимал политику правительства и двора.

Японцы чуть-чуть попрактиковали комендоров в стрельбе и получили два малоповрежденных и легко поставленных в строй боевых корабля.

А русские!..

Торчание в международном порту до последней возможности — не упоминали. Короткую морскую стычку объявили ожесточенным сражением. Самозатопление подали как акт самоотверженного мужества несдавшихся. Бегство обратно в порт и ту подробность, что затопились в порту, организованно сойдя на берег с вещами, замолчали вообще. Число жертв не уточняли. Но подчеркивали превосходящие силы японцев.

Пропаганда обернула мелкую, удачную и бескровную победу японцев — при беспомощности и реальном бездействии (за невозможностью предпринять что-то значимое) русских кораблей — моральной победой и славным делом. Газеты запели!

Команды привезли по железной дороге в Петербург. За это время один восторженный германец написал песню о «Варяге», ее мгновенно перевели на русский — дословно!

« Auf Deck, Kameraden, all’ auf Deck (На палубу, товарищи, все на палубу!) »

Песней встретили моряков, и запела вся страна! Царский прием в Зимнем дворце, поголовно георгиевские кресты, торжественный обед! Фотохроника!

Пропаганда работала иногда отлично. Сто лет почти все уверены, что корабли погибли в бою, предпочтя это спасению.

© М.Веллер ‘Махно’

Опубликовано в Interesting. Метки: , . Leave a Comment »

Не хотите ли чаю, сударь?

« Не хотите ли чаю, сударь? »
« Да »
« Что ‹да›: НЕТ, или ДА? »
« Ну нет. »
« БУДЕШЬ ЧАЙ, СУКА??? »
« Нет. »

Забавный русский язык. Откуда у нас привычка спрашивать отрицательными конструкциями?

Мы хотим больше пообщаться? Ведь нельзя ответить: ‹да› или ‹нет› — нужно отвечать полной конструкцией: «Нет, не хочу, спасибо».

Мало того что непонятно как отвечать, так еще и настраиваемся на отрицательный ответ:

« У вас сыра нету? »
« Нету. »
« А какого сыра у вас нету? »

Весело.

Опубликовано в Lingvo. Leave a Comment »

To copy or not to copy.

Авторское право и интеллектуальная собственность очень сложные области юриспруденции. После того как кто-нибудь напишет книгу, все законники ломают голову как защитить автора от ‘‘незаконного распространения’’. А надо ли это делать?

copyright
Причины, по которым государства принимают национальные законы и присоединяются в качестве подписавшихся государств к региональным или международным договорам, регулирующим права интеллектуальной собственности, обычно обосновываются аргументами:

  • Этический аргумент. Компутерное пиратство (сэмплинг, цитирование, копирование на ксероксе) это воровство. Воровать нехорошо. Ломать не строить и любая мера защиты на копирование взламывается за более короткие срок чем изобретается (т. е. если можно смотреть фильм на экране телевизора значит можно его записать для отложенного воспроизведения). Без законов карающих за взлом — делать защиту гораздо менее целесообразно.
  • Прагматический аргумент. Чтобы ученому (художнику, писателю, программисту) было чего кушать, ему надо платить за работу. Если все будут друг у друга переписывать его новую компутерную игру (песню, статью, роман, стихотворение), художник умрет с голоду и прогресс остановится. Если я изобрету что-нибудь эдакое — у меня будет право быть богатым. Т. е. если я изобрету, а мегакомпании не заплатят мне, а просто начнут моим изобретением пользоваться — я не разбогатею, хотя считаю, что в таких случаях человек должен разбогатеть.
  • Социальный аргумент. Если имущество можно будет задешево копировать, у всех будет всего поровну и задаром. Никто не захочет работать официантом, массажистом, уборщицей или вытирать блевотину. Как же без копирайта, тогда же коммунизм начнётся! Эта аргументация людей у которых есть есть убеждение, что в коммунизме решительно нет ничего полезного.

Поэтому есть законы; и поскольку законы есть и нарушаются — значит надо ужесточить их так, чтобы люди боялись их нарушать. Нужно расстреливать сажать на годы за каждую скачанную фильму, люди должны до трясучки бояться обмениваться файлами, только тогда будут выполняться безумные законы. Примером драконовского ужесточения копирайтных законов являются решение судов США или законы РФ, согласно которым ущерб на сумму более 50 000 рублей является поводом для уголовного преследования — тюрьмы и судимости.

copyleft

Копирайтные законы приняты в угоду кучке заинтересованных лиц, и государство применяет всю мощь своего репрессивного аппарата для реализации их интересов. Посмотрим с другой стороны:

  • Копирайт способствует монополизации разных сфер, контролю над распространением информации: узкий круг издателей массовой рекламой и промыванием мозгов контролирует медиапространство, а через него и все сферы человеческой деятельности.
  • Копирайт тормозит прогресс: если копию можно продать много раз, все будут стремиться к работе/деятельности, связанной с возможностью продавать копии один раз проделанной работы.
  • Копирайт способствует перепроизводству информации: люди по миллиону раз пишут одно и тоже, только потому, что скопировать запрещено.
  • Внедрение копирайта в том виде как его представляют копирайт-экстремисты (RIAA, MPAA, 1С и прочие) означает беспрецедентные полицейские меры против всех.
  • Копирайт способствует обеспечению сверхприбылей корпорациям. Копирайт выгоден только странам производящим массу ‘интеллектуальной собственности?, но для России (Индии, Алжира и т. п.) он только вреден.
  • Копирайт способствует насаждению невежества и отупления широких масс населения. Попса — прямое следствие копирайта.
  • Копирайт делает простое сложным. Сейчас честному человеку приходится скачивать нужную программу чёрти откуда, искать кряк, взламывать и т.д. :)

По отношению к имущественным и неимущественным авторским правам можно выделить четыре последовательных позиции, которые разделяются той или иной группой людей.

  1. Полное признание имущественных прав автора. Именно этой позиции соответствует современное законодательство об авторском праве, в том числе и российское.
  2. Полное признание имущественных прав автора, но со свободным использованием произведений, если автор это явно не запрещает. Такой подход типичен для российских электронных библиотек — произведения выкладываются на сайты без ограничений, но немедленно убираются, если автор потребует этого. Аналогичная практика принята в мире в отношении фотографий.
  3. Признание за автором только неимущественных авторских прав. Такой политики придерживаются участники движения копилефт. Примерами достигнутых ими успехов может служить многочисленное сообщество разработчиков Open Source и Википедия.
  4. Отрицание и имущественных и неимущественных авторских прав. Приверженцы этой позиции видят в плагиате легитимный протест против культурного истеблишмента и авторитетов. Такую позицию декларировало, например, движение ситуационистов.

Сам я считаю так: «авторское право — да, интелектуальная собственность — нет». Производители интеллектуальной собственности много не потеряют если ее отменить. А если потеряют, то это не страшно, ведь это попса. Потому что зарабатывают на плохих качествах людей, уничтожают культуру.

Творческих людей не станет меньше, но среди них буду оставаться самые талантливые. Они могут работать по схеме: пишешь, например, книгу, публикуешь на сайте, ее бесплатно качают-читают, а кто хочет (кому книга понравилась, и кто считает нужным поддержать автора) — может тебе заплатить сколько захочет.

Те кто пишут музыку — еще могут зарабатывать деньги гастролями. А если кто-нибудь лучше автора исполнит произведение и будет гастролировать чужими композициями — ну и хорошо: замечательные произведения должны исполняться замечательными исполнителями.

Тут конечно можно включить элементы авторского права: исполнитель должен объявлять имя автора. Но этого должно требовать воспитание (культура) а не закон. Ведь не авторстве не заработаешь; а если на этом никто не зарабатывает, то не нужно это охранять — авторское право будет соблюдаться само собой.

Опубликовано в Philosophy. Метки: , . 2 комментария »